Главная Страница |  Каталог / Изменения / НовыеКомментарии | Поиск:
Вход:     Пароль:   

  Избранное:   Каталог | Изменения | НовыеКомментарии | Пользователи | Регистрация  
Версия для печати :: Версия для экспорта в Microsoft Word

Театр Рок-опера: PubXX03 ...

Савченко – новый Орфей!


Первый раз я услышал ведущего солиста петербургского театра «Рок-опера» Сергея Савченко в партии Иуды в русскоязычной версии бродвейского шедевра Э. Уэббера «Иисус Христос — Суперзвезда». И был потрясен уникальным, пронизывающим до глубины души голосом Сергея — высоким тенором с поистине безразмерным верхним диапазоном и чарующим тембром.


Потом была еще встреча на премьере новаторского спектакля «Орфей и Эвридика». Первоклассное шоу, рок-опера и, одновременно, пластическая драма, где сплавлены танец, пластика, акробатика, актерская игра и живое пение, где помимо великолепных вокальных данных исполнителям понадобились недюжинное актерское мастерство и поразительная пластика. Режиссер-постановщик спектакля, з. д. и. России Владимир Подгородинский увидел судьбы Элвиса Пресли, Эдит Пиаф, Леонида Утесова, судьбы многих выдающихся артистов и суперзвезд, которые отдают творчеству всю свою жизнь, оставаясь при этом обездоленными: без семьи, без детей... В одной из самых сложных певческих партий (Орфея) Сергей сумел решить сложную задачу. Он сыграл сильного, честолюбивого, любящего человека. Орфей Савченко страдает, он любвеобилен, он нежен. Но он и жесток, и дерзок в своих проявлениях...


Сергей, когда ты почувствовал, что можешь петь профессионально?


— Петь я начал с детства, участвовал в школьной самодеятельности, в разных ВИА. Но серьезные занятия вокалом начались после армии, когда я осознал, что надо куда-то поступать. Первый «набег» на Москву закончился неудачей, я вернулся домой в Новгород и продолжил работу осветителем в театре. Но мечта реализоваться меня не оставляла, хотя для начала карьеры певца в возрасте 27 лет я был уже «староват». Перелом наступил в 1989-м году, когда после второй неудачной попытки покорить Москву я приехал в Ленинград и сразу же поступил на курс з. д. и. России Владимира Подгородинского в театр «Рок-опера». Был еще период, когда Тамара Николаевна Смолякова поставила мне хороший камерный голос, и мы вместе с ней пели в концертах (в театре мне пришлось заново учиться петь в микрофон). Это стало прекрасной школой, возможностью приобрести манеру исполнения, познать классические каноны и приемы пения.


Трудно ли давалось восхождение по ступеням иерархической лестницы солистов театра «Рок-опера»?


— Еще после того, как я впервые увидел телевизионную версию зонг-оперы «Орфей и Эвридика» в исполнении «Поющих гитар», появилось неосознанное стремление работать в театре такого жанра, где вокал соединен с пластикой, с танцем и рок-музыкой. Это, действительно, представляло для меня большой интерес. А началось все с маленькой партии графа Румянцева в спектакле «Юнона и Авось», затем большая работа в «Джельсомино», Иисус в дипломном «Иисус Христос-суперзвезда», Иуда в том же спектакле, но уже репертуарном — партия, в которой я занят и сейчас, как основной исполнитель. Партия сложная и сильная по вокалу, требующая форсирования голоса и исполнительского темперамента. Наконец, когда два года назад возродился «Орфей...» в новой постановке Подгородинского, я уже знал, что буду петь очень лиричную заглавную партию Орфея, требующую чистого голоса с хорошим диапазоном. Я знал это еще тогда, в 78-м, когда впервые увидел старый спектакль и очень захотел попробовать себя в нем. Но, желая изменить сценический образ Орфея, стараясь полностью совместить в нем движение и вокал, я приложил максимум усилий. В этой работе я уже не только выполнял требования Владимира Ивановича Подгородинского, как исполнитель, но и творил в качестве помощника худрука по постановке этого спектакля, и наши взгляды во многом совпадали. Сегодня я занят во всех, без исключения, спектаклях театра в тех партиях, независимо от того, главные они или второстепенные, которые мне близки по голосу, по темпераменту. Я счастлив делать все, что мне интересно было бы сделать. Отличительной особенностью нашего маленького коллектива является то, что все солисты, подменяя друг друга, работают во всех спектаклях в любом амплуа от массовки до главных ролей.


Какими ожиданиями живет театр? Как складывается семейная жизнь?


— В декабре мы выпустили красочный веселый шоу-спектакль «Корабль дураков» по Себастиану Баху (музыка Александра Клевицкого, либретто Николая Денисова). К 300-летию Петербурга будет готовится еще один интересный спектакль «Раскольников» на музыку Эдуарда Артемьева, где я мечтаю спеть главную партию. Думаем и над вариантами в жанре «кабаре», но пока нет реального материала. В будущем хотелось бы сыграть в новой версии «Тиля Уленшпигеля» и самому в качестве режиссера поставить мюзикл для детей. Много времени уделяю семье: я семьянин по натуре, люблю жену и дочь Катарину. Ей сейчас 6 лет, в этом году пойдет в школу. Мы с ней очень близки, и я ей уделяю почти все свободное время. Ну, и читаю книги по психологии, буду пробовать восстановиться в аспирантуре в Театральной академии.


Владимир Дмитриев


http://beatle2.narod.ru/int/savch.htm


file:bell_but.gif
Назад


 
Файлов нет. [Показать файлы/форму]
Комментариев нет. [Показать комментарии/форму]