Главная Страница |  Каталог / Изменения / НовыеКомментарии | Поиск:
Вход:     Пароль:   

  Избранное:   Каталог | Изменения | НовыеКомментарии | Пользователи | Регистрация  
Версия для печати :: Версия для экспорта в Microsoft Word

Театр Рок-опера: Pub0901 ...

Ваш тайный советник, № 35 (363), 14.09.2009

Ликвидация в стиле рок

В Петербурге начали закрывать театры из-за «творческой несостоятельности»


Первой жертвой стал легендарный театр «Рок-опера». Его лишают государственного статуса, что, по словам артистов, означает одно — гибель. Но чиновники считают, что труппа не совершает «творческих прорывов», на спектакли не ходят зрители и вообще — актеры не выполняют репертуарный план. Поэтому тратить на них казенные деньги нецелесообразно. Сами артисты с такой формулировкой не согласны и готовы защищать свой театр.

Смертельный приговор

Решение о том, что «Рок-опера» больше не получит ни копейки из городского бюджета, уже принято окончательно. Театру предлагается поменять организационно-правовой статус. В частности, стать некоммерческим, то есть частным учреждением. Что для театра означает одно — гибель. В нынешних условиях «Рок-опера» не способна заработать на свое существование самостоятельно. «Мы лишимся даже минимальных окладов», — говорят артисты.


— Я всегда говорил и говорю, что нужно давать деньги коллективам успешным и развивающимся. Но я не могу сказать, чтобы за последние годы театр «Рок-опера» достиг какого-то творческого прорыва, — прокомментировал ситуацию «ТС» Антон Губанков, председатель комитета по культуре. — Да, в 1980-е годы «Рок-опера» была интересна петербуржцам. Но нельзя жить только прошлым багажом. Театру необходимо понять, как он будет жить в новом современном социокультурном пространстве, так, чтобы господдержка была обоснованной.


По словам Антона Губанкова, в Питере немало «мертвых» театров, на которые нецелесообразно выделять бюджетные средства.


Но все ли так плохо в театре «Рок-опера», чтобы объявлять его «покойником» и фактически выбрасывать на улицу? Ведь у «Рок-оперы» нет даже собственного помещения, приходится арендовать чужие залы.


Справка «ТС»
Санкт-Петербургский государственный театр «Рок-опера» основан в 1975 году на базе вокально-инструментального ансамбля «Поющие гитары». Тогда же состоялась премьера первой советской рок-оперы «Орфей и Эвридика». Спустя десять лет была выпущена знаменитая постановка «Юнона и Авось», которую композитор Алексей Рыбников назвал лучшей. Затем состоялась премьера культового спектакля «Иисус Христос — суперзвезда». Музыку к спектаклям писали Андрей Петров, Александр Журбин, Эдуард Артемьев.

Ведьмы не лучше привидения

Корреспондент «ТС» посетила спектакль «Кентервильское привидение». Первое впечатление от увиденного — театр скорее жив, чем мертв. В зале — не битком, но пустоты в зрительных рядах не бьют по глазам. На сцене танцуют и поют молодые люди. Сильные голоса, хорошая пластика. Как всегда фееричен солист театра Альберт Асадуллин, играющий призрака.


В труппе 47 человек. Асадуллин из них — единственная звезда.


— Чиновники комитета по культуре фактически обвиняют театр в творческой несостоятельности...


— Чушь! Полная абсолютная чушь! — в сердцах восклицает Альберт Асадуллин. — И последняя работа тому доказательство. Это прекрасный спектакль. Если бы мне было неинтересно, я бы здесь не работал. Вокал, артистическое и пластическое мастерство ребят на высшем уровне. Пускай чиновники проведут сравнительный анализ — посмотрят московские раскрученные спектакли и питерские постановки «Рок-оперы». Я ходил на разрекламированный американский мюзикл «Иствикские ведьмы» с Дмитрием Певцовым в главной роли. Как мне кажется, музыка — ноль, постановочная часть — так себе. Зато были все спецэффекты, ведьмы летали над залом. Взяли зрителя суперрекламой. А у нас никакой поддержки. Да, очень бы хотелось, чтобы призрак в нашем спектакле полетал. Но, увы, на спецэффекты и рекламу нет денег. Но чиновники на наши спектакли не ходят.

«Нас приглашал Пьер Карден»

— Когда Николай Буров руководил комитетом по культуре, он приходил на наши спектакли, — говорит Владимир Подгородинский. — Но с тех пор никого из чиновников мы на своих представлениях не видели.


Чиновники не пришли даже на пресс-конференцию, на которой артисты рассказывали о сложившейся ситуации. Письмо из комитета по культуре о прекращении финансирования театра пришло накануне 60-летнего юбилея художественного руководителя Владимира Подгородинского. «Вот такой подарочек», — печально усмехается он.


Опрос «ТС»

Стоит ли закрывать театр «Рок-опера»?
Игорь Корнелюк, композитор:
— Я хорошо знаю этот театр и людей, которые в нем работают. В свое время это было настоящее явление. Я помню, с большим скепсисом отнесся к тому, что рок-оперу «Иисус Христос — суперзвезда» перевели на русский язык. Но когда посмотрел спектакль, убедился, что может получиться отличная вещь, очарования постановка не потеряла. Мне грустно и жалко, что закрывают «Рок-оперу».


Максим Сушинский, капитан хоккейной команды «СКА»:
— Мои друзья ходили на какой-то спектакль, рассказывали мне о нем. Я не помню названия постановки. Мне все равно, закроют его или нет.


Сергей Тарасов, сенатор от Санкт-Петербурга в Совете Федерации:
— Вспоминаю об этом театре с трудом. Он как-то связан с Асадуллиным? Когда-то этот театр прогремел благодаря шлягеру «Орфей и Эвридика». Но в последние годы он был мало заметен. Когда я работал вице-губернатором по культуре, я старался посещать различные культурные учреждения (их тогда было 168). Но вы знаете, в «Рок-оперу» я ни разу не сходил. Театры рождаются и умирают, это естественный процесс. Ничего страшного в этом не вижу.


Михаил Богданов, первый заместитель генерального директора компании «Третий парк»:
— Я ходил на спектакль «Юнона и Авось», мне он очень понравился. Жаль, что закрывают театр.

Но комитет по культуре считает, что к ликвидации театра привели не только проблемы творческого плана, но и «организационно-экономическая составляющая».


— Финансовая проверка в учреждениях культуры проводится регулярно. В театре «Рок-опера» она была плановой — результаты оказались шокирующими, — рассказывает Антон Губанков. — Уровень бюджетных трат не соответствует отдаче даже по самым приблизительным оценкам. Выпускается один спектакль в несколько лет, а на содержание коллектива тратятся миллионы рублей. Кроме того, обнаружилась масса других организационных нарушений.


Руководство театра с этими аргументами категорически не согласно.


— Наш план — 40 спектаклей в год. Мы этот план даже перевыполняем, — говорит Владимир Подгородинский. — Я профессор театральной академии, где веду курс «рок-опера», у меня уже третий набор студентов. Многие остаются работать в театре.


Годовой бюджет «Рок-оперы» составляет 11 миллионов рублей. За последние годы труппа сделала несколько оригинальных постановок — новую версию «Орфея и Эвридики», детские спектакли, к которым незадолго до кончины написал музыку Андрей Петров.


— Нас недавно приглашал на фестиваль во Францию Пьер Карден, ему понравился наш спектакль «Иисус Христос — суперзвезда», — говорит Владимир Подгородинский. — Где здесь творческая несостоятельность?


— Мы не снимаем с себя финансовых обязательств и будем помогать этому театру. Есть масса способов финансовой, организационной и рекламной поддержки. С моей точки зрения, эта ситуация должна послужить стимулом для развития коллектива, — между тем считает Антон Губанков.

По закону джунглей

— Это просто подло! Уничтожать в родном городе театр, который является одной из составных частей питерской культуры. Ведь первая рок-опера появилась именно в Питере, — возмущается Альберт Асадуллин.


Артисты театра начали сбор подписей в свою поддержку. Открыли интернет-странички в социальных сетях — слова поддержки пишут со всей страны. Но у питерской власти сегодня другие приоритеты и, похоже, «Рок-опера» в планы не входит.


— В этом году мы должны открыть новые здания театра «Буфф» и Молодежного театра на Фонтанке, которые потребуют дополнительных ставок и, соответственно, денег, — говорит председатель комитета по культуре Антон Губанков. — Мы создали государственное учреждение «Небольшой драматический театр Льва Эренбурга», неоднократный лауреат «Золотых масок». Мы дали государственный статус Театру эстрады под руководством Юрия Гальцева и возлагаем на него большие надежды. Мы используем собственные ресурсы, нам неоткуда ждать золотого дождя. Поэтому приходится оптимизировать расходы. Происходит своего рода естественный отбор. Мы, конечно, можем закрыть глаза и тащить на себе коллективы, которые, опираясь о прошлые заслуги, говорят о себе как о национальном достоянии... Но я вас уверяю, если провести в Петербурге опрос и спросить горожан, знают ли они театр «Рок-опера», — подавляющее большинство ответит, что не знает.


Ирина Молчанова


file:bell_but.gif
Назад


 
Файлов нет. [Показать файлы/форму]
Комментариев нет. [Показать комментарии/форму]