Главная Страница |  Каталог / Изменения / НовыеКомментарии | Поиск:
Вход:     Пароль:   

  Избранное:   Каталог | Изменения | НовыеКомментарии | Пользователи | Регистрация  
Версия для печати :: Версия для экспорта в Microsoft Word

Театр Рок-опера: Pub0505 ...

Блажен, кто верует

(интервью с В. Подгородинским, худ. рук. театра «Рок-Опера»)


Рок-опера — искусство массовое, вера же — глубоко личное дело каждого. Казалось бы, связать эти понятия невозможно. Главный художественный руководитель и режиссер театра «Рок-опера» Владимир Подгородинский не только находит связь между ними, но и рассказывает о спектаклях, ожидающих зрителя в этом сезоне. Среди них как «старожилы» театра — «Орфей и Эвридика», «Юнона и Авось», «Иисус Христос-суперзвезда», так и новые постановки на музыку юбиляра этого года Андрея Петрова — «Капитанская дочка» и «Синяя птица».
-- В репертуаре театра «Рок-опера» два мюзикла Андрея Петрова «Синяя Птица» и «Капитанская дочка». Эти спектакли ставились специально к юбилею композитора, или это совпадение?
— «Капитанская дочка» была написана к 300-летию Петербурга. Изначально это был американский заказ. И премьера состоялась в Бостонской музыкальной академии. Потом это стало бродвейским проектом, им заинтересовались разные музыкальные круги. Нашему театру было разрешено поставить спектакль на русском языке, потому как либретто, естественно, было написано на английском. Либретто для нашего театра писала Альбина Шульгина. Это не перевод, а оригинальный текст, на мой взгляд, ближе к пушкинскому тексту, чем английский вариант. И, конечно, получилась совершенно другая версия.
А «Синяя птица» ставится специально к юбилею, и с Андреем Павловичем мы это обговаривали изначально, когда только приступали к этой работе. Идея постановки возникла после того, как Петров посмотрел «Куда путь держишь, Ваше благородие?», написанный им совместно с Ольгой Петровой. Тогда он понял, что с нами можно сотрудничать. Первый положительный опыт работы с авторами дал возможность его продолжить, уже к юбилею.
-- Что касается декораций — как решено оформление спектакля в «Синей Птице», ведь в пьесе у Метерлинка есть, где развернуться — все настолько красочно и сказочно?
— У Метерлинка это произведение обозначено как феерия. Мы на феерию не замахиваемся, так как это стоит больших денег, но, во всяком случае, спектакль должен быть очень красивым. Нам приходится задумываться и о мобильности, так как мы – коллектив гастролирующий, возим свое искусство по стране. Поэтому декораций будет не много, но визуальный ряд, естественно, будет совсем иным, чем в «Иисусе», где мы намеренно свели оформление до минимума. Там дело происходит на земле. Единственная декорация — подиум. Это Голгофа. Могу сказать, что это чрезвычайно сложный прием — работать без декораций.
--Кто оформляет ваши спектакли?
— «Иисуса» и «Орфея» ставила Алла Коженкова, а Галина Павловна Корбут оформляла «Сказку о мертвой царевне», «Капитанскую дочку» и «Синюю Птицу».
-- Эта пьеса — сказочная, но при этом проблематика совершенно не детская. Как вы решили эту непростую задачу?
— У Метерлинка в пьесе поставлено очень много вопросов. Главный вопрос о счастье. На самом деле, эта пьеса рассматривается как диптих. Вторая часть — «Обручение», и там совсем другой финал — более светлый. На мой взгляд, эта пьеса должна рассматриваться именно, как диптих. К сожалению, это невозможно, хотя бы потому, что триста пятьдесят страниц текста — слишком большой объем для постановки. Поэтому в мюзикле взят финал пьесы «Синяя Птица» — когда герои понимают, что счастье неуловимо. А нам бы все-таки очень хотелось, чтобы ответ на этот вопрос был найден. Ведь, обычно дети задают вопросы, и мы должны на них отвечать. В нашей постановке речь идет о том, что счастье существует. Главное, понять, где оно. На мой взгляд, счастье — это родной дом. У Метерлинка дети, вернувшись домой, после долгих поисков, взглянули на него другими глазами. В начале пьесы их угнетала бедность, дом казался унылым — помните, они смотрели в окошко, на то, как богатые дети справляют рождество, и дивились, как же у них все красиво. А, пройдя весь этот путь, и возвратившись, они обрели счастье дома, хотя в нем ничего не изменилось. И еще — неразрывно связанная с темой дома, возникает тема мамы. Она не могла не возникнуть — в музыке Петрова этот образ раскрыт поразительно! Мне кажется, это хит столетия. Тема дома очень актуальна для нашего времени. Многие уходят из родного дома, ища счастья «на стороне», поддаются соблазнам и искушениям. Но не находя его, и возвращаясь понимают, как хорошо дома.
-- А по музыке — это светлое произведение?
— Да, безусловно, и мы будем ставить этот спектакль с доброй улыбкой. Момент серьезного, вдумчивого рассказа, о том, что с каждым из нас может произойти обязательно должен присутствовать, но это все очень доброжелательно и тепло.
-- Как вы расставили акценты в «Капитанской Дочке», какова главная тема спектакля?
— В «Капитанской дочке» все, конечно же, сложнее. Наш спектакль о грехе. И эпиграфом к спектаклю может послужить фраза из молитвы «Не введи мя во искушение, но избави мя от лукавого». В этом спектакле очень ясно высвечивается линия искушения. Это искушение предательством, славой, властью. Через все это проходит герой. Линия Кромешника и Екатерины обозначена пунктиром, потому как в полтора часа сценического действия невозможно вместить все то, что заложено в литературном тексте столь высокого уровня. Грех же рассматривается здесь, неразрывно от противостояния, сопротивления ему. Благодаря таким вещам, как достоинство, вера, любовь можно уберечь себя от искушения. Спектакль о том, что нельзя растрачивать свои идеалы, нельзя убивать в себе надежду.
-- Хореография в рок-опере — не менее существенный момент, чем музыка и пение. И, конечно, в зависимости от проблематики спектакля она должна быть разной. Как в Ваших спектаклях хореография помогает сценическому действию?
— Безусловно, она разная. В «Иисусе» вся хореография держится на «толпе», нам хотелось передать идею взаимодействия и противостояния личности и толпы. Что касается «Капитанской дочки» — там больше условных, театральных движений, поскольку в самой музыке заложены интонационные посылы к этому. Хореографические номера в этом спектакле тоже есть. В Синей Птице — очень много образов — Деревья, Лес, Сны, Болезни, Война — они будут раскрыты посредством пластики. Здесь хореография легче, тоньше. Все идет от образа.
-- Какова роль режиссера в музыкальном театре? Есть ли специфика, отличающая музыкального режиссера от драматического?
— На мой взгляд, природа и возбуждающие факторы разные. Все-таки в драматических спектаклях музыка на втором плане, тогда как в музыкальном театре — это главное. К тому же, очень отличаются актеры. Драматический актер никогда не споет, как музыкальный, а музыкальный не сыграет, как драматический.
-- Но это же безусловный минус?
— Не совсем. Просто это делает музыкального актера более уникальным. Нужно обладать хорошим комплексом данных — голос, эмоциональная и физическая подвижность, фактура. Плюс, нужно уметь работать с такими актерами, «раскручивать» на тот или иной образ. Но все-таки, самое главное для актера нашего театра — умение петь.
-- Есть ли какая-то общая тема, так или иначе проявляющая себя от спектакля к спектаклю?
— Это мотив искушения, страха перед ним, выбора. Я уже говорил об этом в связи с «Капитанской дочкой». Даже в детской сказке «Синяя Птица» — путь двух детей лежит через соблазны, постоянно заставляя выбирать правильную дорогу. Что касается «Иисуса», то там тоже это есть. Момент искушения в предательстве. Это очень важная тема, особенно сейчас, потому как мы в России потеряли веру. И ее очень сложно вернуть. В спектакле, мы попытались сугубо художественными средствами, пересказывая Евангельский сюжет, показать, к чему приводит безверие. Хотелось, чтобы люди, посмотревшие этот мюзикл, просто задумались над этим.
-- «Орфей и Эвридика», идущий с неизменным успехом уже 30 лет, — спектакль о любви. Неужели и там есть мотив искушения?
— Первая Постановка Орфея – действительно спектакль о любви, о верности. Наш спектакль, поставленный в 1999 году более жестокий. Он, скорее о славе, и эта слава, в конечном итоге убивает, «сжирает» людей, их творческие силы, приводя к одиночеству. В спектакле заложена мысль о том, что это некий замкнутый круг. И, безусловно, отражен момент противостояния этому, на примере Орфея, который не смог удержаться от искушения.
-- А что ждет зрителя в спектакле «Юнона и Авось», помимо замечательной музыки?
— Это фантастическая история о графе-мечтателе, добившемся всего и, осуществив свою мечту, первым делом, совершившем грубейшую ошибку, в результате которой теряет все. Это абсолютно русский герой, одной рукой создающий, другой разрушающий. Это очень сложный образ — с одной стороны мудрый, ищущий, но и согрешивший, не дошедший до конца в своих благих намерениях. В финале он кается, говоря перед иконой Божьей Матери «Прости!». Это продолжение христианской тематики, начатой в «Иисусе». И момент веры, безусловно, здесь тоже присутствует.
-- Так чего же все-таки больше в Ваших спектаклях, веры или искушения?
— Понимаете, искушениям подвержены все, но вера может спасти от них, ведь именно духовность и вера отличает человека от пресмыкающегося.


Александра Житинская
http://www.manchester.ru/news/?id=552&next=40


file:bell_but.gif
Назад


 
Файлов нет. [Показать файлы/форму]
Комментариев нет. [Показать комментарии/форму]