Главная Страница |  Каталог / Изменения / НовыеКомментарии | Поиск:
Вход:     Пароль:   

  Избранное:   Каталог | Изменения | НовыеКомментарии | Пользователи | Регистрация  
Версия для печати :: Версия для экспорта в Microsoft Word

Театр Рок-опера: Pub0410 ...

Вечные странники «Юнона» и «Авось»

Газета Саратовской областной Думы, 28.09.04


Уже больше двадцати лет парусники «Юнона» и «Авось», увековеченные в опере-мистерии композитором Алексеем Рыбниковым и поэтом Андреем Вознесенским, бороздят просторы России, Европы и Америки. Недавно легендарные шхуны вновь побывали в Саратове и Балакове. Привозил их Санкт-Петербургский государственный театр «Рок-опера».


Небольшая историческая справка. Датой возникновения театра можно считать 20 июня 1975 года, когда состоялась премьера первой отечественной рок-оперы Александра Журбина и Юрия Дмитриева «Орфей и Эвридика». Правда, тогда театр еще не носил своего нынешнего названия, а был известным на всю страну вокально-инструментальным ансамблем «Поющие гитары». Кстати, в разное время в коллективе работали Ирина Понаровская, Юрий Антонов, Александр Розенбаум. В 1985 году художественным руководителем объединения стал режиссер, заслуженный деятель искусств России Владимир Подгородинский.
Саратов вошел в число городов, через которые проходил маршрут гастрольного турне по России, совершаемого театром. До нас «Рок-опера» успела напомнить о себе в Самаре, Тольятти, Ульяновске, Саранске, Нижнем Новгороде.
– Наши зрители – от мала до велика. В основном бюджетная часть страны – те, кто нас учит, лечит, сам учится, задумывается о смысле существования, душе и духовности, – говорит Владимир Подгородинский. – Мы много путешествуем. В Петербурге своего дома нет. Мы, как балет Бориса Эйфмана, везде и нигде. Обращались к бывшему губернатору Яковлеву. Он предложил на выбор пять или шесть практически заброшенных Дворцов культуры на окраинах. Ездили, смотрели: дикие помещения, рядом с помойкой, везде шприцы, битые бутылки, заходить страшно. Не говорю о капитальном ремонте, который пришлось бы делать в ДК. Подсчитали: чтобы обосноваться в приличном здании в историческом центре города, как уважаемому государственному театру, необходимо 20–25 миллионов долларов. Сумма огромная. Где взять такие деньги? Теперь вся надежда на Валентину Матвиенко. А пока ничего другого нам не остается, как активно гастролировать. Были в Болгарии, на Кипре, в Финляндии, на Аляске. В Европе жанр мюзикла сильно развит, в него вкладывают огромные деньги. Наш театр, увы, конкуренции не выдерживает. Великолепно встречали «Рок-оперу» в Риге, Таллине, на Украине, в Белоруссии. Исколесили вдоль и поперек всю Россию. Выезжает вся труппа – 35 человек: артисты, технический персонал, административная группа, свой свет, звук. Декорации и костюмы перевозим в сорокафутовом трейлере. Поблажек себе не делаем, выездные облегченные варианты постановок не готовим. В далеком провинциальном городке зрители видят то же, что мы показываем в Москве и Санкт-Петербурге. Другое дело, что я не перегружаю сцену декорациями, исповедую принцип пустого пространства, когда за спиной у солистов открытый космос.
Придерживается Владимир Подгородинский и другого принципа – не приглашать в свои постановки известных раскрученных исполнителей, звезд. Объясняет это так: «У звезды свой полет, человек вынужден уезжать, постоянно выключаться из творческого процесса. Невольно что-то забывается, даже при наличии достаточного количества репетиций цельность спектакля рушится. Выходим из положения своими силами, зрители идут не столько на раскрученное имя, сколько на саму постановку».
Тем не менее коллектив «Рок-оперы» не что-то застывшее и постоянное. Например, в Саратове в мюзикле «Куда путь держишь, ваше благородие» в главных ролях дебютировали 18-летние артисты – будущее театра.
– Два года назад в театральной академии я набрал курс «Рок-опера, мюзикл». Всего 22 человека: 14 обучаются на бюджетной основе, 8 – на платной. Конкурс был ошеломительным. Пришло свыше 700 абитуриентов. Устроили жесткий кастинг. Многих интересных ребят пришлось отсеять. У нас очень сложная специфика работы. Нужны актеры с вокальными данными и вокалисты, умеющие драматически сыграть. Искал голоса, пусть и небольшие, но чистые по интонации и индивидуально окрашенные. Делал ставку на звук, энергетику и обаяние. Очень жалел, что не взял девочку с прекрасным вокалом. Голос – великолепный, насыщенный, огромный диапазон, а двигаться не могла ни в какую. А ведь артистам на сцене приходится не только петь, но и выполнять пластические этюды, танцевать. Сейчас часть курса путешествует с нами, студенты стажируются в реальных условиях. Спектакли с участием нового поколения заиграли свежими яркими красками. Представьте сами: 18-летний Гринев с тенором редкой красоты влюблен в 18-летнюю красавицу Машу. Говорю о нашей премьере, мюзикле Андрея и Ольги Петровых по мотивам повести Пушкина «Капитанская дочка» – «Куда путь держишь, ваше благородие». Очень любопытный проект. Во-первых, нас многое связывает с Пушкиным. Показателен хотя бы тот факт, что офис театра находится в доме, где Александр Сергеевич писал «Руслана и Людмилу». «Капитанская дочка» – последнее сочинение Пушкина. Как мне кажется, он размышлял о жизни, которую не прожил, но мог прожить. Это косвенное покаяние. Во-вторых, свой мюзикл Андрей Петров создавал для Бродвея (сочинение приобрела фирма, руководит которой прапраправнучка Пушкина, постановка в Америке намечена на 2006 год). Наш театр стал единственным, получившим право на демонстрацию мюзикла в России. Конечно, были определенные условия. Мы отказались от авторского названия, сделали свою особую версию русскоязычного либретто. Если у американцев все два часа сценического действа идет суд над Гриневым, в процессе свидетели и подсудимый вспоминают о произошедшем, у нас сюжетная канва ближе к литературному оригиналу. Когда я ставил спектакль, акцент делал не на пугачевском бунте, а на вечных понятиях: искушении, грехе, добродетели. У нас на сцену вышел бес-искуситель, происходит борьба за душу Гринева. Попробовал работать в клиповом рекламном ритме, материал подавать методом жесткой склейки, ориентируясь на молодежь, сотворить нечто в духе Тарантино. Хотел, чтобы вышел интересный, захватывающий спектакль. Что получилось? Вам судить.
Кроме вышеперечисленных постановок, «Рок-опера» представила в Саратове сценическое воплощение бессмертного сочинения Уэббера «Иисус Христос – суперзвезда» и новую интерпретацию «Орфея и Эвридики».
– Всего в нашем репертуаре пять названий для взрослых и три для детей. Из вечерних спектаклей не привезли «Корабль дураков» – предыдущую премьеру. Не хватило места для декораций в трейлере, да и столичной публикой она была не очень воспринята. Что касается «Орфея и Эвридики», то сегодня это совсем другой вариант. Хоть не одна нота в партиях не изменилась, римейк вышел более динамичным, с нарядными смешанными хорами, с совсем другой моралью и идеей. Вместо хэппи-энда у нас в финале Орфей любовь теряет, оставаясь в лучах славы с Фортуной. Зато вместо эпилога на сцене появляются совсем другие, юные, Орфей и Эвридика. Круг замкнулся, продолжение следует. Ведь с «Орфея» начинался наш театр. Спектакль, соединивший в себе и симфоническую музыку, и хард-рок, и джаз-рок тогда был открытием. А каков сюжет: любовь, творчество, жертвенность! Рок-оперу посмотрели 10 миллионов зрителей, она выдержала свыше 2350 постановок, удостоена записи в Книге рекордов Гиннесса. Если говорить об «Иисусе Христе – суперзвезде», то опять-таки у нас своя русскоязычная версия. В стране, где сбрасывали колокола с колоколен, нельзя подходить к вере с иронией. Мы рассказываем о потере веры и надежде на ее возвращение. Перед выходом спектакля я принес перевод батюшке. Священнослужитель сказал: «Ставить нельзя ни в коем случае». Но на премьеру пришел. После показа заметил: «Только средствами богослужения молодежь в храм не вернешь. Побывавшие же на этой рок-опере мимо храма пройдут, задумавшись, а может быть, и заглянут. Благословляю вас, в добрый путь». Шедевр Уэббера буквально перенасыщен хитами, доступен и понятен массам.
Напоследок о разочаровании. Если в один из предыдущих визитов театр работал под живой оркестр, в этот раз музыканты уступили место фонограммам.
– Записан тот же наш старый оркестр. Звук прошел цифровую обработку. Записали хор. Ведь мы бюджетная организация, возить огромный коллектив не можем. К шоу-бизнесу не имеем практически никакого отношения. Рок-опера для нас скорее пространство, соединяющее в себе оперу и драматический спектакль. Артисты получают зарплату по единой тарифной сетке. К сожалению, новые постановки мы не можем достойно раскручивать. На рекламу нужен бюджет, в десятки раз перекрывающий деньги, затраченные на подготовку спектакля. Но мы, несмотря на сложности, существуем. И, надеюсь, еще не один раз порадуем саратовцев новыми рок-операми.


Николай Шиянов


file:bell_but.gif
Назад


 
Файлов нет. [Показать файлы/форму]
Комментариев нет. [Показать комментарии/форму]