Главная Страница |  Каталог / Изменения / НовыеКомментарии | Поиск:
Вход:     Пароль:   

  Избранное:   Каталог | Изменения | НовыеКомментарии | Пользователи | Регистрация  
Версия для печати :: Версия для экспорта в Microsoft Word

Театр Рок-опера: Pub0209 ...

Сайт «Дом и корабль», дата статьи не указана, предположительно конец февраля 2002 г. — гастроли в Тюмени

На полдороге к истине и чуду


Санкт-Петербургский государственный театр «Рок-опера» привез к нам сразу пять спектаклей — обожаемую публикой мистерию «Юнона» и «Авось», всемирный хит «Иисус Христос — суперзвезда», воссозданную заново первую свою оперу «Орфей и Эвридика», недавно появившуюся в репертуаре детскую «Сказку о мертвой царевне и о семи богатырях» и совершенную новинку, которой от роду всего чуть больше месяца, — рок-оперу-фарс «Корабль дураков».


Яркое событие для города, не слишком избалованного полномасштабными гастролями хороших театров. Тем более что питерская «Рок-опера» — единственная в своем роде, что дает ее художественному руководителю Владимиру Подгородинскому полное право называть свой театр «российским, а не только петербургским».


По идее, в России и не может быть много рок-опер. Все-таки жанр иноземный, пришлый, непривычный... Но ведь и классическая опера товар импортный, только завезли его к нам на пару веков раньше. Сейчас вот старательно приживляют на русскую почву еще одно нездешнее растение — мюзикл. Чем он отличается от рок-оперы? — тем, что это «драматический спектакль с большим количеством музыки». А опера с приставкой «рок» все равно остается оперой.


И, если уж разбираться, российская рок-опера не так уж юна.


Хотя официально государственный театр учрежден только в 1989 году, первую свою постановку «Орфей и Эвридика» коллектив выпустил еще в 75-ом, в самое что ни на есть глухое застойное время. Потому и называлась она тогда не рок-опера, а зонг-опера... Благо хоть «правильного» немца Брехта, который изобрел для своих пьес особые песни-зонги, власть одобряла.


Ну а раз чуждого и зловредного рока у нас быть не могло, то и рок-групп, его исполняющих, тоже. Зато, как грибы под летним дождичком, повыскакивали на эстраду вокально- инструментальные ансамбли, игравшие, конечно, не рок... Но что-то очень на него похожее. Ансамбль «Поющие гитары», созданный в 1966 году, стал едва ли не первым. Пел песни, следил за тем, что делается «у них». А у них в начале семидесятых появились рок-оперы...


«Орфей и Эвридика» шла с большим успехом, получала награды. А вот новому спектаклю «Поющих гитар» не повезло — поставленная в 1981 году «Фламандская легенда» на музыку Ромуальда Гринблата оказалась «не кассовой». Не долго просуществовал и спектакль «Гонки»...


К «Фламандской легенде», обещает Подгородинский, театр обязательно вернется. Потому что это «замечательное произведение». А «Ромуальд Гринблат — композитор европейского уровня, работавший в жанре симфонической музыки. Язык его „Фламандской легенды“ сложен, это очень серьезная музыка, написанная в традициях Шнитке. Нам бы очень хотелось сделать новую редакцию этой рок-оперы.
Называться она будет „Тиль Уленшпигель“. Очень известный сюжет...».


Что ж, пожелаем новой постановке счастливой судьбы. А пока займемся арифметикой.


«Сейчас у нас в репертуаре семь произведений — три спектакля для детей и четыре для взрослых. А всего за эти годы, если считать юбилейное шоу «Нам — 30", коллективом было поставлено четырнадцать рок-опер, — подводит итог Владимир Подгородинский. – Это нормальный репертуарный театр».


Но до появления в 1985 году «Юноны» и «Авось» в театральном репертуаре «Поющих гитар» оставалась единственная опера «Орфей и Эвридика». И не диво, что количество ее постановок исчисляется рекордной и эффектной цифрой — 2 222.


Любопытно, как смотрелся бы теперь тот, первый, спектакль?


Не показался бы он наивным, устаревшим? наверное... «Но я считал, что, как во МХАТе обязательно должна идти Чеховская „Чайка“, так и у нас „Орфей“ должен быть непременно». И в 1999 Владимир Подгородинский показал свою, новую, версию «фирменного» спектакля, который переработал и сократил.


Композитор Александр Журбин переаранжировал к нему музыку... Но все это делалось «достаточно бережно». Хотя сравнить может лишь тот, кто видел оба спектакля.


Подгородинский прочел в романтическом сюжете древней легенды не только историю любви, но и повесть «о трагической судьбе звезды», готовой ради славы от этой самой любви отказаться. «Достаточно вспомнить Фредди Меркьюри, Эдит Пиаф, Элвиса Пресли... Да, по сути, все звезды мировой величины заканчивают жизнь в одиночестве, без близких, без семей. Они выбирают славу. Как делает это в финале и наш Орфей. Но за финалом следует эпилог — и появляются другой Орфей и другая Эвридика. Я заканчиваю спектакль начальной мизансценой, с той же самой музыкой, но с другими персонажами, которым предстоит прожить ту же самую жизнь.


К сожалению, так будет всегда. Слава всегда сильнее. Это честно. Очень часто мы выбираем славу, предавая свою любовь, отказываясь то того, что важнее. И это справедливо не только для сферы искусства, но и для всей нашей современной жизни.


Самое интересное, что и бизнесмены и политики, приходящие к нам на этот спектакль, видят на сцене себя. Этим людям приходится выдерживать громадный прессинг, под которым легко сломаться: я называю этот жанр „триллер средствами шоу“ — там есть кое-какие страшные моменты. А в общем-то все достаточно весело». Согласны?


А потом была «Юнона» и «Авось». С этой постановкой 16 лет назад Подгородинский и пришел к «Гитарам». Именно с «Юноны» начался настоящий театр...


Вообще-то раньше спектакль поставили в Москве, в Ленкоме, где он идет уже двадцать лет, теснясь среди драм, трагедий и комедий, обязательно необходимых для театра драматического, из-за чего москвичи «по валу» отстали — недели две назад Ленком отпраздновал восьмисотую постановку, а питерцы уже четыре года как выпустили тысячную...


Толпы же страждущих не иссякают. В Петербурге на День города спектакль играли на стрелке Васильевского острова, «на ступенях Биржи», и вокруг собралось сразу 160 тысяч человек — кто уж и как их там считал...


«Говорят, что реальный граф Николай Петрович Резанов ушел в свое путешествие от этой самой Биржи – у стрелки Васильевского острова часто швартовались корабли. Он добрался до Америки, прибыл в форт Росс и там встретился с Кончитой. И самое интересное, что мы повторили путешествие графа Резанова — сыграли свою „Юнону“ и „Авось“ в форте Росс, в этом событийном месте. А в Сан-Франциско нам сказали, что Кончита де Аргуэльо канонизирована за свой подвиг, за свою любовь...


Не знаю, канонизируют ли когда-нибудь и графа Резанова, но Господь Бог таки отметил его — совсем недавно я узнал, что тело Резанова не разложилось, осталось нетленным, как мощи святого. Кончита его отмолила... Это великая история любви, не придуманная».


Правда, замечает Подгородинский, Андрей Вознесенский историю эту пересочинил, и новый сюжет не слишком сходится с документальными фактами. Но поэма не историческая хроника. А театральное либретто и подавно. «Есть такой голливудский принцип: сценарий хорош, если его можно рассказать двадцатью четырьмя словами».


История получилась «яркая и лаконичная». Граф Резанов умирает «от простой хворобы на полдороги к истине и чуду», а Кончита ждет, считая пролетающие десятилетия, и свечу оставляет в окне... Зрители же все идут и идут на огонек.


Для них «Юнону» и «Авось» в тюмени играли трижды. Даже знаменитейший Jesus Christ Superstar в русской земле, оказывается, не так популярен. Но прочно держит почетное второе место. Его вместе с «Юноной» питерцы показывали у нас еще в прошлый свой приезд шесть лет назад.


А всего играют «Иисуса» больше одиннадцати лет и гордятся тем, что показали его первыми в России. «После нас, уже через полгода, театр Моссовета выпустил свою постановку». В прошлом году спектакль отметил сразу два юбилея: тридцатилетие со дня первой постановки в Лондоне и десятилетие на российской сцене.


Зрителю спектакль нравится... Но вот незадача: в прежние времена его бранили за «религиозную пропаганду», а теперь клеймят «кощунственным». Во Львове, вспоминает Подгородинский, бабушки-старушки даже собрались на демонстрацию, требуя запретить заморское безобразие. «Львов — город сложный, совсем нерусский, там столкнулись три очень мощные конфессии — католическая, греко-католическая и православная, которая, кстати, наименее сильна. И демонстрацию-то нам устроили наши братья православные».


Для львовского театра урожденный одессит Подгородинский не жалеет эпитетов — «красивый», «шикарный», «потрясающий». И ходят туда не столько спектакль посмотреть, сколько самим театром полюбоваться — на экскурсию... «Львовский театр не как одесский, конечно... Он как венский».


И вот директору этого необыкновенного театра глава местной Православной церкви прислал письмо с призывом спектакль отменить. Подгородинский встретился с его секретарем.


Поговорили, разобрались, что к чему. Спектакль пошел...


«Люди просто не знают, что это такое, как это делается... Даже отец Василий, мудрейший священник, протоирей, который потом благословил этот спектакль, в самом начале, только прочтя либретто, сказал, что ставить это нельзя ни в коем случае. Но когда посмотрел спектакль, увидел, как мы делаем это на сцене, он нашу работу благословил. И сказал мне такие слова: „Владимир, средствами Церкви, средствами нашего обряда, сейчас молодежь в храм не позвать... А ваш спектакль — это первая ступень, которая позволяет человеку задуматься“.


Мы как-то собирали зрительские отзывы, и был такой отзыв:


„Спасибо театру. Наверное, я прочту Евангелие“. Я даже знаю несколько десятков молодых людей, которые после этого спектакля в храм пришли. Но мы вовсе не стремимся кого-то куда-то толкать. Это светское художественное произведение...».


И большинство зрителей воспринимает его именно так. И если, как полагает Владимир Иванович, 98 % приходящих на спектакль никогда не брали в руки Библию, то изрядное их число наверняка знакомо с другим оригиналом — самой рок- оперой Jesus Christ Superstar, музыка Эндрю Ллойда Вебера, либретто Тима Райса, язык английский. Впрочем, русский текст режет слух разве что самому искушенному знатоку. Остальным же, наоборот, по-русски понятнее и приятнее. И сами артисты — не исключение.


Но вот петь Jesus Christ Superstar на русском языке за границей — риск отчаянный. В конце концов на такой редкостный случай можно выучить оригинальный текст. Пели же по-английски детскую сказку «Джельсомино», когда выступали в Америке...


Продолжение


Кира Калинина


Источник


file:bell_but.gif
Назад


 
Файлов нет. [Показать файлы/форму]
Комментариев нет. [Показать комментарии/форму]