Главная Страница |  Каталог / Изменения / НовыеКомментарии | Поиск:
Вход:     Пароль:   

  Избранное:   Каталог | Изменения | НовыеКомментарии | Пользователи | Регистрация  
Версия для печати :: Версия для экспорта в Microsoft Word

Театр Рок-опера: Pub0207 ...

И «Корабль» плывет...

«Франт», №11 от 14.03.2002 (Новокузнецк)


Гастроли Санкт-петербургского театра «Рок-опера» в Hовокузнецке завершились спектаклем «Орфей и Эвридика». История этого творческого коллектива берет отсчет с 1975-го года, когда ансамбль «Поющие гитары» поставил «Орфея и Эвридику» по опере А. Журбина. Второе рождение театра ознаменовалось показом спектаклей Э. Уэббера «Иисус Христос — суперзвезда» и «Юнона и Авось» А. Рыбникова и А. Вознесенского.
Сейчас в репертуаре питерцев семь спектаклей. Самым кассовым и аншлаговым является история любви графа Рязанова и красавицы Кончиты. Новокузнецким организаторам гастролей даже пришлось назначать несколько дополнительных спектаклей. Звонки с просьбами показать хотя бы еще один спектакль «Юнона и Авось» раздавались в кассе театра и после представлений.
Наименьший же интерес у театралов вызвала премьерная постановка-фарс «Корабль дураков» Бранта. Почему петербургский театр обратился к работе комического, игривого содержания? Как оценила оперу-фарс критика? На эти и другие вопросы ответил один из ведущих актеров труппы Сергей Савченко.
— Поэт Себастьян Брант написал свое произведение еще в 15-м веке. Сам материал очень интересный. В «Корабле дураков» речь идет о человеческих недостатках, рассказывается о приспособленцах. Меняется лишь эпоха, а понятия о морали и пороках остаются прежними. И тогда, и сейчас были и есть нищие и богачи, правдолюбцы и шарлата-ны, гении и дураки. Брант создал калейдоскоп персонажей, описал их пороки, не осуждая за это людей. «Я тоже дурак, у меня свои недостатки, свое приспособление к жизни», — говорил автор. Создатели нашего спектакля ухватились за эту идею и сделали из произведения Бранта фарс. Сам материал переработали музыкант Александр Кливицкий и поэт Николай Денисов. Сюжет выписан в ро-ковой форме. В спектакле звучат и средневековая музыка, и фольклорная, и рок, и попса. В «Корабле ду-раков» поэт обличает, высмеивает человеческие слабости. Hо при этом не замечает своих недостатков, и поэтому довольно глупо выглядит среди тех, кого он называет дураками. Влюбившись в жаркозадую Венеру, он боготворит ее. Других же людей главный герой мечтает собрать на судне и отправить в некое пространство — в океан, космос или куда-нибудь еще. Но когда мечта сбывается, он понимает, что лишился общества милых людей, что жить без дурачества и осуждать человеческие недостатки нельзя.
-- До постановки «Корабля дураков» в репертуаре вашего театра были классические произведения. Работать в спектакле с комическими эффектами легче?
— Рок-оперу «Корабль дураков» мы репетировали полтора месяца. Театр у нас разъездной, и, к сожалению, мы не можем долго работать над постановкой. Сам же материал перерабатывался много раз. Его первая часть вообще напоминала какой-то фельетон. Как выяснилось, работать в жанре фарса достаточно сложно. Спектакль должен быть веселым и озорным, но в то же время важно не перейти ту грань, за которой грубость, пошлость и показное действо. Считаю, что у нас все получилось, хотя эта рок-опера еще будет расти, совершенствоваться.
-- Сергей, когда состоялась премьера и как оценила « Корабль дураков» критика?
— Премьера состоялась в январе этого года в Санкт-Петербурге. Театральными критиками, прессой и зрителями эта рок-опера была оценена неоднозначно. После «Орфея и Эвридики» и «Иисус Христос — суперзвезда» публика, как мне кажется, не была готова к восприятию такого материала. Некоторые вообще не поняли идею новой рок-оперы. Но были и те, кто принял спектакль и напророчил ему большое будущее.
-- И в прошлом году, и во время нынешних мартовских гастролей новокузнечане увидели весь ваш репертуар. Что в проекте, над чем будете работать в новом сезоне?
— В проекте постановка «Тиля Уленшпигеля». По своему эмоционально-му накалу этот материал сродни «Юноне и Авось». Конечно, надеемся мы и на то, что сделаем свою версию истории Родиона Раскольникова. Перспективы развития у мюзикла и рок-оперы есть. Вопрос в другом. Нельзя стоять на месте. Если мы будем только говорить о том, что когда-то были первые и не совершенствоваться, то ничего не получится. В серьезные постановки нуж-но вкладывать большие деньги, чтобы зритель не только слышал голоса, но и видел суперсвет, декора-ции, костюмы, великолепную хореографию актеров. Сейчас одним только пустым сценическим про-странством удивить невозможно. Нужны современные приемы, находки. После спектаклей-мюзиклов «Метро», «Волосы», «Норд-ост» по-являются другие. Вот сейчас, например, Алла Пугачева и Филипп Киркоров объявили о наборе для участия в мюзикле «Чикаго». Ими уже выкуплены права на эту постановку.
//-- В чем же тогда заключается ажиотажный спрос на «Юнону и Авось»? Как и в прошлом году, все
билеты на этот спектакль были раскуплены.//
— Зрителей потрясают широта любовных отношений, душевность, сентиментальность. Музыка и сюжет
о любви оказывают сильное эмоциональное воздействие на зрителей. Эта тема вечная. И, увы, пока круче «Юноны и Авось» ничего написано не было. Кстати, аншлаги мы собираем не только в Новокузнецке, но и в других городах. Хотя и в Омске, и в Новосибирске, и в Барнауле «Юнону и Авось» ставят свои музыкальные театры.
-- Сергей, какая роль наиболее любима вами?
— Конечно же, Орфея. От начала и до конца эта роль была сделана мной и режиссером Владимиром Подгородинским. Переработать материал и выпустить новую версию «Орфея и Эвридики» было невероятно сложно. Альберт Асадуллин и Ирина Понаровская создали свою историю о чистой и вечной любви. Мы пошли по другому пути. Изменился мир. Он стал чрезвычайно жестоким даже в любви. В первой версии Орфей возвращается к Эвридике, и она его прощает. В нашей трактовке Орфей выбирает славу. Нам было важно показать, как предательство губит человека. Когда поднимаешься по лестнице славы и разбрасываешься теми, кто был тебе дорог, необходимо вовремя оглянуться и посмотреть, что ты оставил после себя. Кстати, Альберт Асадуллин задумал «реанимировать» старую рок-оперу. Вот только Понаровская отказалась составить ему компанию и сыграть Эвридику.
-- За десять лет работы в театре припоминаете случаи форс-мажорного характера?
— Всякое бывало. Так, самый последний непредвиденный случай произошел в Тюмени. В спектакле «Корабль дураков» я играл персонажа — жертву баб. Мой герой, следовавший за жаркозадой Венерой, должен был провалиться в люк, то есть погибнуть в огне страсти. Машинисты сцены, находившиеся внизу, не рассчитали со временем, и люк открылся немного раньше. Я рухнул вниз, сильно ударился шеей. Голосовые связки оказались повреждены, и несколько дней я не выходил на сцену. В «Юноне и Авось» я играю Федерико. Так вот, во время драки с Рязановым актер Саша Трофимов так меня швырнул, что я оказался в партере на коленях у зрителей. Во время этого же спектакля про-изошел еще один забавный случай. Когда герои пели «Ты меня никогда не забудешь», рабочий сцены рухнул невесть откуда прямо под ноги Кончитты... О таких историях всегда вспоминаешь и с грустью, и с радостью.
-- В Новокузнецке вы провели неделю. Приемом публики довольны?
— Нас очень тепло принимают. Узнают по прошлым гастролям. Конечно, первые дни, когда мы играли по два вечерних спектакля, было тяжело. В остальном все отлично. Спасибо.


Дмитрий Лелюх
http://www.frant.com.ru/frant/2002/


file:bell_but.gif
Назад



 
Файлов нет. [Показать файлы/форму]
Комментариев нет. [Показать комментарии/форму]