Главная Страница |  Каталог / Изменения / НовыеКомментарии | Поиск:
Вход:     Пароль:   

  Избранное:   Каталог | Изменения | НовыеКомментарии | Пользователи | Регистрация  
Версия для печати :: Версия для экспорта в Microsoft Word

Театр Рок-опера: Pub0206 ...

Петербургские страницы «Великих мюзиклов мира»

Театральный Петербург, 15.12.2002


Прежде заглянем в толковый словарь. Итак, «Мюзикл — это шоу (спектакль или фильм), в котором преобладающая роль музыки, как выразительного средства сочетается с яркой и интересной драматургией». А теперь возьмем в руки фолиант, о котором пойдет речь. Называется он «Великие мюзиклы мира» (М.: «Олма-пресс», 2002). Яркая обложка пестрит фотографиями и ярлыками: «Первое издание в России», «Популярная энциклопедия», «Все о спектаклях и их создателях» и т.д., и т.п. Более обобщенная характеристика книги дана в аннотации: «Первая российская энциклопедия, посвященная мюзиклам». Там же заявлено – и это соответствует действительности, – что впервые под одной обложкой собраны жемчужины жанра – лучшие спектакли, классические и современные, идущие в театрах всего мира. Приведены оригинальные тексты мюзиклов и их переводы на русский язык. Имеются списки музыкальных номеров на двух языках, ссылки на сайты спектаклей, хронология более чем пятидесяти известных мюзиклов (подробно рассказывается о шестнадцати) и, конечно же, иллюстрации.


Из вступительной статьи Ирины Емельяновой: «Можно смело сказать, что ни один жанр музыкального театра в двадцатом веке не порождал столько вопросов и не задавал столько загадок, сколько мюзикл. Король Уэст-Энда и Бродвея покорил сердца миллионов и миллионов зрителей, но теоретические споры по поводу мюзикла не утихают до сих пор: жанр ли это? Или смесь жанров? А если жанр, то «высокий» или «низкий»? Да и искусство ли это вообще или же так, субкультура? Сейчас к мюзиклу относят и рок-оперу, и зонг-оперу, и поп-оперу (в общем, все «оперы» с приставками), и современную музыкальную комедию».


Первое упоминание петербургских мюзиклов (опер с приставками — «зонг», «рок») встречается уже на 23-й странице: «Семидесятые годы. Рок царил за океаном — а у нас рока не было. Молодежный «андеграунд» подпольно слушал привезенные в Россию записи рок-оперы Э.Л.Уэббера «Иисус Христос — Суперзвезда». Именно эта рок-опера стала толчком для создания первого настоящего русского мюзикла – «Орфей и Эвридика»... – И далее, — «В Санкт-Петербурге успешно ставит музыкальные спектакли Театр «Рок-Опера». В репертуаре этого театра были и есть рок-оперы русских композиторов Журбина, Рыбникова, Калле, а также популярные зарубежные мюзиклы...»


О «петербургских страницах» «Великих мюзиклов мира» мы беседуем с художественным руководителем Санкт-Петербургского государственного театра «Рок-опера» заслуженным деятелем искусств России Владимиром ПОДГОРОДИНСКИМ.


-- Владимир Иванович, настоящая энциклопедия – в самом деле, первое издание подобного рода, а значит, уже один факт ее создания и выхода в свет заслуживает похвал...


— Создатели энциклопедии чутко уловили необходимость подобного издания именно сейчас, когда мюзикл наконец-то пришел в Россию и вокруг него существует настоящий бум. Я подчеркиваю: в Россию, а не в Петербург. Ибо Петербург с середины семидесятых, со времен «Орфея и Эвридики» и последующих – «Фламандской легенды», «Юноны» и «Авось», «Монарха, блудницы и монаха», — не порывал с мюзиклами, исполнял их и исполняет на хорошем, не только на мой взгляд, музыкальном уровне. Я назвал четыре мюзикла, а в общей сложности в нашем коллективе (я имею в виду ансамбль «Поющие гитары», театр под тем же названием и Петербургский государственный театр «Рок-опера», в который трансформировались «Поющие») за четверть века выпущено их более десятка. Когда в той же Москве имели место лишь единичные постановки. В «Ленкоме» — «Юнона», например, в Театре Моссовета – «Иисус», «Волосы» — у Стаса Намина. Нельзя не заметить, что бум, прежде всего, касается коммерческих постановок, на которые приобреталась лицензия, проводились большие кастинги актеров. Таких, как «Метро», «Нотр-дам де Пари», «Чикаго». Исключение разве что -»Норд-ост». А ведь в данной энциклопедии в число «самых известных мюзиклов мира» включены и другие отечественные постановки, что делает нам честь.


Мне понравилась вступительная статья Емельяновой. Она просто, доходчиво и толково рассказывает об истории мюзикла. В текстах разных авторов встречаются довольно-таки глубокие мысли и точные оценки отдельных произведений. Честно скажу, мне было интересно читать. И вообще, как я понимаю, авторами проделана большая работа, благодаря которой заинтересованному читателю, а точнее, поклоннику мюзикла, теперь не нужно идти в публичную библиотеку, разыскивать и читать с переводчиком или со словарем необходимые тексты. Да еще и не все найдешь! Кстати, я горд тем, что приведен оригинальный русский текст «Иисуса Христа — Суперзвезды» в варианте нашего театра, который я считаю лучшим в России.


Так что это очень правильная затея — создание энциклопедии, и я полагаю, книга будет пользоваться огромной популярностью, но — у зрителей, а не у исследователей, на что, впрочем, авторы, наверное, и не претендуют, поскольку сами определили жанр энциклопедии как – «популярная».


-- Лестные слова сказаны. Переходим к критике?


— Ну, во-первых, мне думается, о создании подобного издания я как руководитель театра, которому посвящены многие строки и даже страницы — три наши работы попали в книгу, — не должен был узнать постфактум. Книга же явилась для меня полной неожиданностью. Конечно же, авторам «Мюзиклов» нужно было связаться с нашим театром, и при всей занятости и частых гастрольных разъездах у кого-нибудь из творческих руководителей нашлось бы время для делового разговора. Мы — люди доступные. Тем более, когда речь идет о таких серьезных вещах. И тогда можно было бы избежать неточностей.


-- Вы узнали постфактум о выходе энциклопедии?! В таком случае, откуда информация о театре «Рок-опера»? Из СМИ?


— Я думаю, что информация из СМИ, из Интернета.


-- Что вы подразумеваете под словом «неточности»?


— Разное. Например, статью об «Юноне» и «Авось», написанную фактически нашими поклонниками, фанами, которым очень нравится спектакль, просто вынули из Интернета. Она, естественно, не может претендовать на какой-то серьезный театроведческий анализ, поскольку не раскрывает сути сценического произведения. Хотя, конечно, мнение зрителей тоже имеет право быть отраженным в подобном издании. Мне не все понятно, а если быть откровенным, очень многое непонятно из того, что написано о нашей версии рок-оперы “Jesus Christ — Superstar”. И вообще такое ощущение, что Екатерина Опрышко, наверное, наш спектакль или видела очень давно и не помнит или вообще не видела. Она справедливо замечает, что либретто нашей версии наиболее близко к оригиналу, но тут же пишет – цитирую почти дословно: «Спектакль Театра «Рок-опера» получил «согласие» церкви, возможно, поэтому он лишился одной из «изюминок» — заглавной песни «Суперстар». Это чушь! Церковь не может в нашем деле что-либо запрещать, она может высказать свое мнение. В конце концов, может предать анафеме за хулу на Господа Бога. А убрал я эту песню потому, что она просто не вписывалась в режиссерскую концепцию постановки. Во-вторых, все было совершенно по-другому – более серьезно, более драматично и более тонко. Да, я показывал перевод либретто уважаемому в городе священнослужителю – настоятелю храма Спаса Нерукотворного в Озерках Василию Лесняку. Он прочел и сказал, что спектакль ни в коем случае ставить нельзя. На что я возразил: мы спектакль обязательно поставим, а после пригласим его, он посмотрит и тогда скажет свое слово. Потому что режиссерское прочтение материала, видение будущего спектакля позволит сделать его иным, чем можно судить об этом по переводному либретто. После просмотра отец Василий сказал буквально следующее: «Сегодня только средствами богослужения молодежь, далекую от церкви, в храм не призвать. А ваш спектакль является той ступенью, поднявшись на которую, люди, проходящие мимо храма, могут задуматься, а, возможно, и войти в него». Мы не задавались целью поставить культовый или проповеднический спектакль. Задача перед нами стояла простая – сделать вольный пересказ Библии, в том числе и для тех, кто никогда бы в жизни не открыл Новый Завет. Я сейчас пытаюсь оппонировать автору статьи об «Иисусе». Автор не заметил, что главное действующее лицо нашей постановки не Иисус и не Иуда, а толпа, народ. Народ, который от преклонения, от восхваления Господа пришел к его распятию. Толпа мечется по сцене, а Христос — как свеча, стоит и догорает! И это важно! Я ставил спектакль о том, что в России сделали с верой — ее растоптали! Мы создавали произведение искусства, а хорошее оно получилось или плохое — решать зрителю. Впрочем, то, что спектакль в репертуаре театра уже двенадцать лет, позволяет говорить, что зритель в своей оценке спектакля определился.


«Иисуса» первыми в России поставили мы, а в книге первым назван Театр имени Моссовета. Правда, у Емельяновой во вступительной статье тоже отмечено: «Их (то есть наша) постановка «Иисуса Христа — Суперзвезды» куда больше похожа на оригинал, чем вариант Театра Моссовета». Глава же, посвященная «Суперстар», мягко говоря, написана небрежно. Что, на мой взгляд, непозволительно для подобного издания. По «Орфею», мне кажется, многие вещи прочитаны скрупулезно и с точки зрения работы коллектива преподнесены правильно. Жаль, что «великие мюзиклы» авторами
1e40
сведены к числу шестнадцать. Возможно, именно поэтому в энциклопедии нет «Анафемы», нет «Звезды и смерти Хоакина Мурьеты», нет многого другого.


-- И много неточностей вы нашли?


— Да нет, я не искал их просто. Какие-то сами попались на глаза. Названы имена горячо любимых мной Сережи Савченко и Андрюши Шамина и нет имен Рафика Кашапова и Владимира Дяденистова – главных исполнителей. Это несправедливо. И потом, первым спел Каиафа не Шамин, а Борис Флакс! И очень здорово спел! Ну, видимо, когда Екатерина Опрышко присутствовала в зале, на сцене был Шамин.


-- Будем считать, что это первое, но не последнее издание. И что последующие будут, как это принято, исправленными и дополненными. И в них найдется место не только «Анафеме», но и последней вашей премьере, о которой не могу, воспользовавшись случаем, не спросить. Слишком много слышал противоречивых мнений о «Корабле дураков».


— Все наши постановки — вещи серьезные. И вот композитор Александр Клевицкий предложил поставить веселый спектакль. По произведению философа-гуманиста Себастиана Бранта. Я прекрасно понимал, что делать мюзикл из «Корабля дураков» — все равно что инсценировать телефонную книгу. Это ни в коем случае не театр. Наш спектакль, безусловно, эксперимент. Это фарс. (Я у Даля специально выписал: «Фарс — это шутка, шалость, выходка».) Это выходка театра. Рок-опера-выходка. Рок-опера-стеб, если хотите. Наше определение постановки нашло отражение в афише: рок-опера-фарс. Поэтому человек, видевший «Юнону» и «Авось» и невнимательно прочитавший афишу «Корабля дураков», может в начале спектакля растеряться. А вы идите на рок-оперу-фарс, тогда этого не произойдет. Идите, зная, что мы будем шутить. В меру своих возможностей. Примите предложенные нами правила игры. Согласитесь с тем, что все мы немножечко дураки. И пусть это не покажется вам обидным. Великий Эразм Роттердамский замечательно написал по этому поводу: «Без приправы глупости нам ничего не мило!» Мы хотели поставить легкий, незатейливый, очень смешной спектакль. Подурачиться! Повеселиться! И через все эти несерьезности подвести зрителя к каким-то очень серьезным выводам. А почему нет? Ирина Емельянова в той же вступительной статье к предмету нашего разговора пишет: «Мюзикл может притвориться легкой комедией с подтанцовками или неожиданно предстать в облике романтической трагедии; может рассказывать о личной жизни двух-трех людей или развернуть на сцене эпическое историческое действо. Мюзикл может все!»


Владимир Желтов, 15.12.2002
http://www.theart.ru/programmaterial.cgi?id=644


 
Файлов нет. [Показать файлы/форму]
Комментариев нет. [Показать комментарии/форму]