Главная Страница |  Каталог / Изменения / НовыеКомментарии | Поиск:
Вход:     Пароль:   

  Избранное:   Каталог | Изменения | НовыеКомментарии | Пользователи | Регистрация  
Версия для печати :: Версия для экспорта в Microsoft Word

Театр Рок-опера: Pub0104 ...

Представляем Вашему вниманию Санкт-Петербургский театр «Рок-опера», известный многим зрителям спектаклями «Орфей и Эвридика» (А.Журбин, Ю. Димитрин), «Юнона и Авось» (А. Рыбников, А. Вознесенский) и «Иисус Христос — Суперзвезда» (Э.Л. Уэббер, Т.Райс). Театр гастролирующий, не имеет своей сцены и играет свои спектакли на сценах Санкт-Петербурга, Москвы, Минска, Киева, Риги, Таллина, Тбилиси, Сан-Франциско, Сиэтла, Варшавы, Софии, Хельсинки и Никосии. В театре заняты 53 актера, за время существования театра поставлено 8 спектаклей, из них 3 детских. В настоящее время идут репетиции еще одного — «Корабль дураков». Предлагаем вашему вниманию интервью с художественным руководителем театра, заслуженным деятелем искусств РФ Владимиром Ивановичем Подгородинским, и с ведущими актерами театра Владимиром Дяденистовым и Рафом Кашаповым. В этот раз мы беседовали с ними о спектакле «Иисус Христос — Суперзвезда».


Гастроли Санкт-Петербургского театра «Рок-опера» в Москве планируются во второй половине марта 2002 года


Владимир Иванович Подгородинский


Владимир Иванович, расскажите, пожалуйста, об истории создания спектакля.
Идея постановки давно сидела у меня в голове. Мне очень нравится музыка Эндрю Ллойда Уэббера. Я уже не говорю о сюжете — тема взята из Евангелия. Это был третий спектакль в репертуаре и второй (после «Юноны и Авось») на религиозную тему. Но я в то время об этом даже и не думал, просто очень хотелось поставить “Jesus Christ — Superstar”. Это великое творение, с которого все началось, я так считаю. Могу сказать, что мы первые в России его поставили. С нами в постановке работал Геннадий Абрамов, блистательный московский балетмейстер, режиссер, мой друг и соратник, и Алла Коженкова, художник с мировым именем. Спектакль делали долго, около двух лет. Театр им. Моссовета выпустил премьеру месяца на три позже нас. Очень сложная работа была с переводчиками.
Переводчики транскрибировали имена, например, не Иисус Христос, а Джизус Крайст, не Иуда, а Джудас…
Сразу объясню ситуацию — это закон, если хотите, канон. Например, при переводе пьесы О’Нила или Т. Уильямса не называют Ника не Колей, а как написал автор. Поэтому мы перевели английский текст так, как бы перевели пьесу любого американского автора, потому что иначе возникли бы проблемы с эквиритмикой. Русские имена никак не вписывались в музыку Уэббэра. А потом я вспомнил закон, что надо переводить пьесы, сохраняя имена собственные.
Чем вызвана необходимость играть на чужой сцене?
У нас нет своей сцены, мы гастрольный театр, у нас есть офис и репетиционная база. У Бориса Эйфмана нет своей сцены, у Балета на Льду тоже. Есть такие питерские коллективы, государственные, любимые, но своей сцены не имеющие. В Петербурге мы обычно работаем в Александринском театре и в ДК Горького.
Как относится к спектаклю церковь?
К нашему спектаклю церковь относится достаточно благосклонно, он благословлен. Отец Василий — его уже нет с нами, он ушел из жизни 6 лет назад — был первым протоиреем, который восстанавливал Александро-Невскую Лавру после того, как там была конюшня. Он был первым настоятелем Храма Спаса Нерукотворного в Озерках. Я беседовал с ним, он сказал, что это нельзя ставить ни в коем случае. Я ему ответил, что есть музыка, есть прочтение, есть театр, есть режиссер, и мы постараемся сделать это достойно, не богохульно. И он посмотрел спектакль. Когда я ему позвонил, он сказал, что спектакль может и должен идти, потому что средствами нашего церковного обряда мы молодежь в храм не позовем, а нашим спектаклем это можно сделать. Вообще отец Василий брал на себя перед Богом большую ответственность, так как сама церковь относится к произведению резко негативно — нельзя глумиться над Евангелием. Слово Божие — святыня. Когда читается Евангелие, даже исповедь останавливается во время литургии, замирает все. И вдруг рок-н-ролл! Но я отцу Василию доверяю, он был очень уважаемым и любимым человеком в Петербурге. И мне кажется, что мы делаем дело не богохульное.
А как за 11 лет спектакль менялся? Может, что-то новое добавлялось, или от чего-то пришлось отказаться?
Я свои спектакли как ставлю, так они и идут. Меняемся мы. Ежедневно. А наши артисты, поскольку четко стараются исполнять всю партитуру, классическую, интонационную, все то, что сделано в спектакле, держат его структуру крепко. Мы делаем крепкие работы. Внутренне мы, естественно, приносим с собой свои проблемы на сцену, мы не можем не принести. Мы ничего не пытаемся подстроить под сегодняшний день, только то, что происходит с нами самими, выносится на сцену.
Какой персонаж труднее всего было воплотить на сцене?
Самое сложное было прочтение образа Иисуса. С Иудой было проще — это конфликтный, комплексующий, остро отрицательный образ. Уэббер написал рок-оперу, будучи двадцатилетним юношей, и поэтому подсознательно Иуду выписал ярче. Почти ничего не нужно было добавлять, Раф Кашапов очень мощный певец и интуитивно понял роль. А каков был Иисус? Смиренный, светлый, прозрачный. Неконфликтный. А в театре без конфликта быть не может! Это самая сложная роль. Володя Дяденистов набрал с годами очень много. Поначалу он был другим, с тех пор много прочитано книг — сейчас он изнутри светится и несет все это в зал.
На какую аудиторию был изначально рассчитан спектакль?
Всегда рассчитывали на самый широкий круг, от 7 до 70. Я не ориентирую, не умею. Я ставлю детские спектакли так же, как и спектакли для взрослых, я не детский режиссер. Если маме с папой очень нравится, то ребенку они объяснят. Я с детьми никогда не «сюсюкаю», так как мама со мной тоже никогда не «сюсюкала». Она разговаривала со мной как со взрослым человеком, как с равным — это важно. Теперь и я с детьми стараюсь говорить как с равными, а со зрителями я говорю как со своими друзьями, с людьми, которых я очень люблю.
Какую сюжетную линию Вы считаете наиболее важной в спектакле?
Я пытался развить концепцию драматургии толпы и личности. Переход толпы от восхищения и поклонения к звериной ненависти. А основная сюжетная линия для меня — вернуть веру в Иисуса всем тем, кто потерял ее, ведь в нашей стране экономику можно восстановить за 15–20 лет, а веру, растоптанную, выжженную коммунистическим прошлым, за такой короткий срок — невозможно. Это гораздо дольше, сложнее, трагичнее. Миссия просветительская — абсолютно художественными, ни в коем случае не пропагандистскими средствами рассказать об этом, вдохновить этим, чтобы человек задумался, проходя мимо храма. Я получал, например, такие отзывы: «Спасибо театру, я, наверное, Евангелие прочту». Важно, когда люди вдохновляются, принимают крещение. Я, конечно, не думаю, что это повально происходит, но многих «Иисус» заставляет задуматься. Придут люди, посмотрят спектакль и отнесутся к этому с уважением. Я вижу глаза людей после спектакля – они светятся! Мне очень приятно видеть, что у них в душе что-то происходит.


Владимир Дяденистов: «Я не Иисус»


Владимир, как Вы узнали о рок-опере «Иисус Христос – суперзвезда»?
С этой рок-оперой я познакомился еще в 75–76г. Я служил в ансамбле «Волна» военно-морского флота. Там, в основном, ребята были питерские, они приносили записи, и мы их слушали тайно.
Вы тогда думали, что будете там петь?
Да нет, конечно. Я без бороды был, совершенно не похож. Это наш руководитель Владимир Иванович Подгородинский задумал поставить спектакль. Он к нам пришел и сказал, что задумал постановку. А я возьми, да спроси: «А кто Иисусом будет у нас»? Он посмотрел на меня и ответил: «Вот ты и будешь». Так по- простому и получилось.
Как бы Вы определили, о чем спектакль?
Я был неверующим человеком, некрещенным. Когда мы сделали спектакль, мне было 33 года, тогда я и крестился.
Для Вас Иисус Бог или человек?
Для меня Богочеловек.
Каким Вы его хотите до зрителей донести?
Ну, я не знаю, как это получается… Я хочу донести истину. Ведь любовь едина, ее нельзя разорвать. Я хочу, чтобы после спектакля человек задумался. Тяжело об этом говорить, потому что слов не хватает.
Володя, я видела, что к Вам подходят люди для благословения. Это влияние роли Иисуса?
Бывают разные случаи. В Ярославле мне икону Божьей Матери вынесли, дети подходят и держат за руки, бывает, что подходят и целуют мою одежду. Обычно я отстраняюсь — к чему все это? Я ведь так же, как и они, грешен. Я не Иисус.
Как Ваш герой изменился за 10 лет?
Наверное, так же, как и я. Я человек верующий, хожу в храм. У меня есть духовный отец, который наставляет меня, я с ним делюсь всем, что у меня происходит, и пред Богом каюсь, и стараюсь не повторять свои грехи.
Как Ваш духовный отец относится к Вашей роли?
Меня благословили на эту роль.
Трудно играть? Что Вы чувствуете после спектакля?
По-разному. Чаше всего, как выжатый лимон. Тяжело, ни с кем не хочется говорить.
Владимир Подгородинский – какой он режиссер?
Он помощник, дает актерам свободу, если видит, что-то не так, мягко корректирует.
А что Геннадий Михайлович Абрамов привнес в спектакль?
У нас в театре нет актеров-профессионалов в пластике. Он увидел это и сказал, что никакого балета нам не надо, а надо исходить из нутра человеческого, использовать свою органику. Мы сначала расстраивались, думали, что у нас ничего не получается, а он был спокоен и в конце концов всех нас поднял. Он профессионал.
Перед спектаклем Вы настраиваетесь?
Я молюсь. Мне это помогает.
Как Ваша семья относится к Вашей роли?
Мы как моряки — гастрольный коллектив, и дома редко бываем. А у меня трое детей и все заботы ложатся на плечи жены. Я однажды ей сказал: «Может мне это все бросить, вижу, что тебе тяжело, я уйду со сцены». Она мудрая женщина, и сказала, что не надо жертв, будет только хуже, я это не вынесу. Некоторое время спустя мы обвенчались, и наш союз стал крепче.
Интересы помимо театра у Вас есть?
Рыбалку люблю. У меня мама из Карелии, я к ней приезжаю. У нее дом на берегу озера, лодка, катер. Я с детьми уезжаю на остров с удочкой, сидим около костра. И очень люблю слушать тишину.
Что Вы заканчивали?
У меня нет театрального образования.
А вокальное?
Тоже нет. Просто очень хорошие учителя были. И по вокалу, и режиссеры. И я, как губка, старался вбирать от них все, всему научиться.


http://m-theatre.narod.ru/new_page_5.htm


file:bell_but.gif
Назад


 
Файлов нет. [Показать файлы/форму]
Комментариев нет. [Показать комментарии/форму]